8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

Октябрьский районный суд города Ижевска Удмуртской Республики

426000, г. Ижевск, ул. Родниковая, дом 60

Истец: Мушегов Геннадий Петрович

426000 Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Пушкинская, дом 283, квартира 145

Ответчик: Мушегов Александр Геннадьевич

426000 Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Пушкинская, дом 283, квартира 145

Представитель Ответчика: Ахмитшин Ринат Рашитович

426069, Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Нижняя, дом 18

моб. 8 909 064 9292

Отзыв
на исковое заявление

На рассмотрении Октябрьского районного суда города Ижевска находится гражданское дело по иску Мушегова Геннадия Петровича  к Мушегову Александру Геннадьевичу об оспаривании договора приватизации от 15.02.1993 и договора дарения от 10.04.2012 в отношении квартиры по адресу город Ижевск, улица Пушкинская, дом 283, квартира 145, признании на данную квартиру права общей долевой собственности.

С исковыми требованиями не согласны в силу нижеследующего.

Доводы истца Мушегова Геннадия Петровича о том, что о передаче спорного жилого помещения в единоличную собственность Мушеговой Федосье Владимировне ему ничего известно не было, поскольку он от участия в приватизации не отказывался, не соответствуют действительности.

В 1993 году в спорной квартире были зарегистрированы и проживали истец Мушегов Геннадий Петрович, его жена Мушегова Федосья Владимировна и их сын Мушегов Александр Геннадьевич. С началом приватизации жилых помещений на семейном совете было принято решение о приватизации данной квартиры с оформлением в единоличную собственность Мушеговой Федосьи Владимировны. При этом истец Мушегов Геннадий Петрович знал и понимал, что квартира оформляется в единоличную собственность ее супруги, возражений на это не высказывал, так как это было общее решение семьи Мушеговых, прежде всего – самого истца и его супруги.

15.02.1993 между Исполкомом Октябрьского района Совета народных депутатов  в лице заместителя председателя исполкома Журавлева Сергея Руфьевича и Мушеговой Федосьей Владимировной, приходящейся на тот момент истцу – супругой, а ответчику – матерью) был заключен договор 5356 на право собственности.

Согласно пункту 1 данного договора Исполком передал, а Мушегова Федосья Владимировна приобрела в собственность двухкомнатную квартиру общей площадью 50,2 кв.м., расположенную по адресу город Ижевск, улица Пушкинская, дом 283, квартира 145.

Данный договор зарегистрирован в Ижевском бюро технической инвентаризации 09.11.1993 и записан в реестровую книгу за №140-33433.

До подписания данного договора и связи с намерением его заключить истец Мушегов Геннадий Петрович и ответчик Мушегов Александр Геннадьевич в Октябрьский исполком города Ижевска подали совместное заявление с просьбой передать двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу город Ижевск, улица Пушкинская, дом 283, квартира 145.

Данное заявление датировано 05.01.1993 и подписано истцом Мушеговым Геннадием Петровичем собственноручно.

В тексте данного заявления истец Мушегов Геннадий Петрович указал на то, что с условиями договора согласен, то есть до подписания заявления он был ознакомлен с проектом договора, в котором Мушегова Федосья Владимировна была указана как единоличный приобретатель квартиры, и был согласен со всеми условиями данного договора.

Кроме того, рядом со своей подписью в данном заявлении истец Мушегов Геннадий Петрович собственноручно написал «от приватизации отказываюсь», что так же свидетельствует о том, что он знал об оформлении квартиры в индивидуальную собственность Мушеговой Федосьи Владимировны.

Кроме того, в тексте данного заявления в двух местах содержится указание на то, что квартира оформляется в индивидуальную собственность, что так же свидетельствует о том, что семья Мушеговых изначально договорилась о приватизации квартиры в единоличную собственность Мушеговой Федосьи Владимировны.

В последующем, после регистрации договора в Ижевском бюро технической инвентаризации 09.11.1993, истец Мушегов Геннадий Петрович непрерывно проживал в данной квартире совместно со своей супругой Мушеговой Федосьей Владимировной вплоть до ее смерти 21.12.2014. Они все это время состояли в зарегистрированном браке, вели общий бюджет, жили одной семьей. С учетом изложенного истец Мушегов Геннадий Петрович не мог не знать о том, что его супруга Мушегова Федосья Владимировна является единоличным собственником спорной квартиры. Так, семья Мушеговых после приватизации квартиры перестала платить плату за найм данной квартиры в пользу муниципального образования «город Ижевск». Очевидно, что если бы истец Мушегов Геннадий Петрович полагал, что квартира не приватизирована, с учетом норм действующего законодательства он должен был предпринять меры к заключению договора социального найма и оплаты платы за найм в отношении спорного жилого помещения. Однако он этого не делал, так как был осведомлен о том, что квартира не находится в муниципальной собственности.

Все это время на имя Мушеговой Федосьи Владимировны от имени управляющей компании приходили платежные документы, оформленные в соответствии с Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, в которых она была указана как собственник спорного жилого помещения.

В 2012 году Мушегова Федосья Владимировна и истец Мушегов Геннадий Петрович приняли решение о передаче спорной квартиры в дар своему младшему сыну Мушегову Александру Геннадьевичу, в связи с чем был заключен спорный договор дарения от 07.03.2012.

В настоящее время истец Мушегов Геннадий Петрович проживает в спорной квартире с другой женщиной, с момента начала общения с которой его отношения с сыном существенно испортились. Полагаем, попытка восстановить право собственности Истца на спорную квартиру обусловлена нахождением его под влиянием данной женщины.

Истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд с заявленными исковыми требованиями.

В силу ранее действовавшей редакции ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания её таковой судом (п.1 ст.166 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. Однако такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п.1 ст.181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п.1 ст.181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Как следует из материалов дела, оспариваемый договор приватизации был заключен 09.11.1993., однако с иском о восстановлении нарушенных прав истец обратился лишь 21.11.2017 г.

Согласно ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

В соответствии с п.2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

 В соответствии с п.п.1,3 ст. 42 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.1991г. № 2211-1, срок исковой давности по недействительным сделкам составлял три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

С 01.01.1995г. вступил в силу новый Гражданский кодекс Российской Федерации.

В соответствии со ст. 10 ФЗ № 52-ФЗ от 30.11.1994г. «О введение в действие части первой ГК РФ», установленные ч.1 ГК РФ сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к тем требованиям, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством не истекли.

На 01.01.1995г. трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ст. 42 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик не истек, следовательно, к требованиям о применении последствий ничтожной сделки применяется срок исковой давности и правила его исчисления, предусмотренные п.1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в первоначальной редакции.

В соответствии с п.1 ст. 181 ГК РФ (ред. 1994г.), иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось её исполнение.

Федеральный Закон от 21.07.2005г. № 109-ФЗ, которым внесено изменение в п.1 ст.181 Гражданского кодекса Российской Федерации об установлении трехгодичного срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, вступил в силу с момента его опубликования 26.07.2005г.

Исполнение сделки началось со следующего дня после заключения договора передачи квартиры в собственность, т.е. с 10.11.1993. после регистрации договора в Ижевском БТИ.

На требования Истца распространяется действие ст. 181 Гражданского кодекса в редакции 1994 года. До вступления в силу новой редакции ст.181 Гражданского кодекса Российской Федерации Истец в суд с иском не обращался в течение ранее установленного 10-ти летнего срока. Таким образом, срок исковой давности для предъявления иска в суд исчисляется по правилам ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента начала исполнения сделки, т.е. с 10.11.1993 г., и который истек 10.11.2003 г.

К требованию об оспаривании договора дарения от 07.03.2012 применяется трехлетний срок исковой давности, который в свою очередь истек 11 апреля 2015 года (так как 10 апреля 2012 года был зарегистрирован договор дарения и переход права собственности по нему).

Следовательно, и 10-ти летний и 3-х летний срок исковой давности по заявленным требованиям истек.

Также полагаем, что исковые требования в настоящее время сформулированы некорректно.

Так, Истец просит признать недействительными договор приватизации от 15.02.1993 и договора дарения от 10.04.2012 в полном объеме, в то время как требование о применении последствий недействительности данных сделок в виде признания за истцом права собственности заявлен только в отношении ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру. Следовательно в данном случае речь идет о признании недействительными данных сделок в части, а не в полном объеме.

В связи с изложенным просим суд применить по настоящему делу последствия пропуска Истцом срока исковой давности и отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Приложение:

  1. Копия договора на право собственности.
  2. Копия заявления.
  3. Копия договора дарения.

______________________ Р.Р. Ахмитшин