8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

Арбитражный суд Удмуртской Республики

Лицо, привлекаемое к административной ответственности: Товарищество собственников жилья «Наш городок»

426001, Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Кирова, дом 106

Защитник: Ахмитшин Ринат Рашитович

426069, Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Нижняя, дом 18, офис 224

моб. 8 909 064 9292

Должностное лицо, вынесшее оспариваемое постановление по делу об административном правонарушении: первый заместитель министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырь Алексей Александрович

426069, г.Ижевск, ул. Песочная, д. 9

Жалоба на постановление
по делу об административном правонарушении

18 октября 2016 года начальником сектора правоприменения Министерства энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Русских Еленой Анатольевной в отношении ТСЖ «Наш городок» составлен протокол №07-01/37 об административном правонарушении.

На основании данного протокола 01 ноября 2016 года первым заместителем министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырем Алексеем Александровичем вынесено постановление о назначении наказания по делу об административном правонарушении №07-01/37, которым ТСЖ «Наш городок» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.

Считаем данное постановление незаконным, необоснованным, вынесенным в противоречие фактическим обстоятельствам дела, и, по этой причине, подлежащим отмене.

В обоснование своей позиции можем привести следующие доводы.

В вину ТСЖ «Наш городок» вменяется нарушение ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ, выразившееся в применении в расчетах с Агеевым В.М. и Арзамасцевым Н.Е. неутвержденных в установленном порядке тарифов на горячую воду в закрытой системе водоснабжения.

С вменяемым административным правонарушением ТСЖ «Наш городок было не согласно в силу нижеследующего.

Товарищество собственников жилья «Наш городок» на основании протокола общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме осуществляет управление многоквартирными домами, расположенными по адресу Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Кирова, дом 104 и Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Кирова, дом 106.

Нежилое помещение, принадлежащее на праве собственности Агееву В.М. и Арзамасцеву Н.Е., является встроено-пристроенным к многоквартирному дому по адресу Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Кирова, дом 104.

Действующее законодательство не требует обязательного утверждения тарифов при подаче коммунального ресурса «горячее водоснабжение» товариществами собственников жилья в нежилые помещения, входящие в состав многоквартирного дома, которым управляет данное ТСЖ. Данное правило действует и в том случае, если данное нежилое помещение является встроено-пристроенным к многоквартирному дому.

Признаки единства здания (в том числе с пристроенными нежилыми помещениями) приведены в Инструкции о проведении учета жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденной приказом Минземстроя РФ от 04.08.1998 г. № 37. Признаками единства здания в частности служат: фундамент и общая стена с сообщением между частями, независимо от назначения последних и их материала.

О том, что нежилое помещение, принадлежащее на праве собственности Агееву В.М. и Арзамасцеву Н.Е., является встроено-пристроенным к многоквартирному дому по адресу Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Кирова, дом 104, свидетельствуют следующие обстоятельства:

- строительство указанного нежилого помещения осуществлялось одновременно со строительством многоквартирного дома по единому проекту и архитектурным решениям.

- указанное нежилое помещение вводилось в эксплуатацию в составе нашего многоквартирного дома. На момент окончания строительства многоквартирного дома к нежилому помещению со стороны дома были подведены все инженерные коммуникации.

- указанное нежилое помещение имеет общую стену с вышеуказанным многоквартирным домом.

- указанное нежилое помещение и многоквартирный дом имеют общие инженерные коммуникации, в частности, горячее и холодное водоснабжение, электроснабжение и отопление в нежилое помещение поступают через наш многоквартирный дом, система водоотведения подключена к канализационной системе нашего многоквартирного дома.

Согласно п. 2 ст. 16 Жилищного кодекса РФ жилым домом признается индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании.

Нежилое помещение в многоквартирном доме – это помещение в многоквартирном доме, которое не является жилым помещением и общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме. Данное определение приведено в постановлении Правительства РФ от 06.05.2011 г. № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов». Следовательно, действующее законодательство предусматриваем случаи, когда в состав многоквартирного дома может входить нежилое помещение, находящееся в частной (индивидуальной) собственности отдельных лиц.

Ни Жилищный кодекс РФ, ни КоАП РФ не содержат определений встроенного и пристроенного помещений. Данные определения приведены в Приложении Б к Своду правил по проектированию и строительству «Архитектурно-планировочные решения многоквартирных жилы зданий» (СП 31-107-2004). Согласно данного документа, встроено-пристроенное нежилое помещение – это помещение, располагаемое в габаритах жилого здания и в объемах, вынесенных за пределы габаритов жилого здания более чем на 1,5 м.

В соответствии с Приложением № 1 к инструкции о проведении учета жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденной Приказом Министерства РФ по земельной политике, строительству и ЖКХ от 04.08.1998 № 37, пристройкой называется часть здания, расположенная вне контура его капитальных наружных стен, является вспомогательной по отношению к зданию и имеющая с ним одну (или более) общую капитальную стену. Пристройки в большинстве своем имеют внутреннее сообщение с основным зданием.

Помещения, встроенные в здания и предназначенные для магазинов, столовых, парикмахерских, ателье, пунктов проката предметов культурно-бытового назначения и хозяйственного обихода, детских садов, яслей, отделений связи, банков и других организаций, назначение которых иное, чем основное назначение здания, входят в состав основного здания, что следует из Общероссийского классификатора основных фондов ОК 013-94, утвержденного постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. № 359.

Различные судебные инстанции неоднократно указывали на то, что, поскольку нежилое помещение (в том числе пристроенное к многоквартирному дому) является конструктивной частью здания, собственник такого помещения пользуется общим имуществом, необходимым для эксплуатации здания в целом, и должен нести расходы по содержанию жилого дома (Постановление ФАС СЗО от 23.09.2009 по делу N А05-12238/2008).

Более того, даже решение общего собрания собственников помещений в доме (!!!) об исключении из состава общего имущества встроенно-пристроенной офисной части дома не является документом, подтверждающим, что пристроенное помещение представляет собой самостоятельный объект недвижимости вне связи с многоквартирным домом. Следовательно, собственнику помещения придется оплачивать расходы на содержание общего имущества дома (Постановление ФАС УО от 15.11.2010 N Ф09-8692/10-С5).

Также обращаем внимание на то, что инженерные системы нежилого помещения в данном случае не имеют собственных точек подключения к магистральным инженерным сетям, следовательно эти помещения не являются самостоятельным объектом недвижимости - зданием.

Признаком того, что пристроенное нежилое помещение является частью многоквартирного дома, служит тот факт, что пристроенное к многоквартирному дому помещение является конструктивной частью жилого дома, имеет общие сети водоснабжения (холодного и горячего) и отопления, подача коммунальных энергоносителей в помещение осуществляется по общедомовым сетям (постановление ФАС Уральского округа от 08.07.2014 г. № Ф09-3787/14).

Также обращаем внимание на то, что нежилые помещения не имеют самостоятельного адресного ориентира (их адрес совпадает с адресом многоквартирного дома), ГУАиГ Администрации города Ижевска не присваивало данным помещениям иной, отличный от многоквартирного дома адрес, что также свидетельствует о том, что нежилые помещения имеют неразрывную связь с многоквартирным жилым домом с момента застройки.

Таким образом, нежилое помещение, принадлежащее на праве собственности Агееву В.М. и Арзамасцеву Н.Е., входит в состав единого здания – многоквартирного дома по адресу город Ижевск, улица Кирова, 104, управление которым осуществляет ТСЖ «Наш городок». Следовательно для ТСЖ «Наш городок» не требуется утверждения в установленном порядке тарифа на горячую воду в закрытой системе водоснабжения при поставке коммунального ресурса в данное нежилое помещение.

Статьей 1.5 КоАП РФ закреплена презумпция невиновности лица, привлекаемого к административной ответственности, в связи с чем, доказывание вины возложено на административный орган.

По смыслу пункта 4 статьи 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Обращаем внимание административного органа на то, что в силу принципа презумпции невинности (ст. 1.5 КоАП РФ) опровергнуть вышеуказанные доводы должен именно административный орган.

Однако сотрудники Министерства энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики даже не выехали на место нахождения спорного нежилого помещения и произвели хотя бы его визуальный осмотр, не говоря уже о более точных инструментальных строительно-технических измерениях.

В материалах административного дела нет ни одного доказательства, подтверждающего, что нежилое помещение, принадлежащее на праве собственности Агееву В.М. и Арзамасцеву Н.Е., является самостоятельным зданием.

При этом то обстоятельство, что Агеев В.М. и Арзамасцев Н.Е. не являются членами ТСЖ «Наш городок» не может служить доказательством данного факта.

Действующее законодательство не содержит обязательного правила о том, что все собственники помещений многоквартирного дома должны являться членами ТСЖ, образованного в данном доме.

Членами товарищества могут быть собственники любых помещений многоквартирного дома, любые физические или юридические лица, а также публичные образования (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования). Вместе с тем,  Конституционный Суд РФ в Постановлении от 03.04.98г. № 10-П «По делу о проверке конституционности пунктов 1,3,4 ст.32  и пунктов 2 и 3 ст.49 федерального закона «О ТСЖ» в связи с запросом  Советского районного суда города Омска» признал указанные положения «в той мере, в какой они допускают обязательность членства в товариществе собственников жилья, без добровольного волеизъявления домовладельца, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статье 30. Но, установив добровольность членства в товариществе Конституционный Суд РФ отметил, что создание ТСЖ в кондоминиуме «не исключает возможности для отдельных домовладельцев оставаться вне данного объединения, при  этом не утрачивая с ними  иных правовых связей, кроме членства в товариществе».

В тоже время Конституционный Суд РФ отметил, что «отказ части домовладельцев от вступления в члены товарищества собственников жилья не освобождает их от участия в несении необходимых расходов, связанных с управлением кондоминиумом в целях его содержания и эксплуатации».

По смыслу ч. 2 ст. 141 ЖК РФ члены ТСЖ должны обладать более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме. Следовательно, оставшаяся часть собственников помещений может и не являться членами ТСЖ. Однако собственники, не являющиеся собственниками ТСЖ, должны наравне с членами ТСЖ оплачивать коммунальные услуги.

ТСЖ «Наш городок» предъявляло Агееву В.М. и Арзамасцеву Н.Е. плату за горячее водоснабжение исходя из решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома, утвердившего размер такой платы для всех собственников.

Изложенные обстоятельства были донесены лицу, рассматривающему дело об административном правонарушении, заранее в письменных пояснениях, приобщенных к материалам административного дела.

Предоставляя письменные пояснения и тем самым реализуя свое конституционное право на защиту мы надеялись на объективное рассмотрение дела, выражающееся в том числе в том, что административный орган, в случае принятия решения о привлечении ТСЖ «Наш городок» к ответственности, должен был привести свои контраргументы в возражение нашим доводам.

Однако первый заместитель министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырь Алексей Александрович полностью оставил без внимания наши аргументы. В тексте постановления не дана никакая оценка всем вышеуказанным возражениям ТСЖ «Наш городок», отчего складывается ощущение, что лицо, рассмотревшее дело об административном правонарушении, относилось к ТСЖ «Наш городок» предвзято, преследуя цель наказать нас любыми способами.

Данный вывод подтверждается и тем обстоятельством, что к моменту рассмотрения нашего дела обжалуемое постановление уже было изготовлено в окончательном виде.

После озвучивания наших доводов нам было вручено уже готовое постановление о назначении наказания по делу об административном правонарушении №07-01/37. Из этого следует единственный вывод - на момент начала рассмотрения дела об административном правонарушении обжалуемое постановление было уже вынесено, подписано и скреплено печатью.

Не выяснив обстоятельств дела, не исследовав доказательства по делу, не получив объяснения от представителя лица, привлекаемого к ответственности, административный орган заведомо признал виновным ТСЖ «Наш городок» в совершении правонарушения. Тем самым нарушено право заявителя на защиту.

С учетом того, что установленный КоАП РФ порядок рассмотрения дела об административном правонарушении, применения административного взыскания является обязательным для административного органа (его должностных лиц), существенное нарушение процедуры наложения административного взыскания свидетельствует о том, что взыскание применено незаконно, независимо от того, совершило или нет лицо, привлекаемое к ответственности, административное правонарушение. В данном случае нарушения являлись существенными, фактически повлияли на возможность реализации права на защиту, на возможность оценки постановления как принятого в соответствии с законом.

Ранее ТСЖ «Наш городок» в порядке подчиненности подавалась жалоба на указанное постановление об административном правонарушении. Постановлением Министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Маринина Ивана Васильевича обжалуемое постановление оставлено без изменения.

На основании изложенного просим:

  1. Признать незаконным и отменить постановление о назначении наказания по делу об административном правонарушении №07-01/37, вынесенное 01 ноября 2016 года первым заместителем министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырем Алексеем Александровичем, которым ТСЖ «Наш городок» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.
  2. Прекратить производство по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием в действиях ТСЖ «Наш городок» состава административного правонарушения.

Приложение:

  1. Копия постановления от 01.11.2016.
  2. Копия доверенности.
  3. Копия жалобы с отметкой о получении.

______________________________ Р.Р. Ахмитшин

 

Арбитражный суд Удмуртской Республики

 

Лицо, привлекаемое к административной ответственности: Товарищество собственников жилья «Наш городок»

426001, Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Кирова, дом 106

Защитник: Ахмитшин Ринат Рашитович

426069, Удмуртская Республика, город Ижевск, улица Нижняя, дом 18, офис 224

моб. 8 909 064 9292

Должностное лицо, вынесшее оспариваемое постановление по делу об административном правонарушении: первый заместитель министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырь Алексей Александрович

426069, г.Ижевск, ул. Песочная, д. 9

Пояснения к жалобе
на постановление по делу об административном правонарушении

(дело №А71-15799/2016)

В дополнение к ранее поданной жалобе на постановление о назначении наказания по делу об административном правонарушении №07-01/37, вынесенное 01 ноября 2016 года первым заместителем министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырем Алексеем Александровичем, поясняем следующее.

Товарищество собственников жилья «Наш городок» привлечено к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ, выразившегося в выразившееся в применении в расчетах с Агеевым В.М. и Арзамасцевым Н.Е. неутвержденных в установленном порядке тарифов на горячую воду в закрытой системе водоснабжения.

Между тем, система водоснабжения, используемая ТСЖ «Наш городок», не является закрытой.

В соответствии с ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ занижение регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного) на продукцию, товары либо услуги, предельных цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного), занижение установленных надбавок (наценок) к ценам (тарифам, расценкам, ставкам и тому подобному), нарушение установленного порядка регулирования цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного), а равно иное нарушение установленного порядка ценообразования влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере ста тысяч рублей.

Объектом правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ, является посягательство на установленный государством порядок ценообразования.

В силу ч. 1 ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации в предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то Ценовое регулирование осуществляется посредством определения (установления) цен (тарифов) или их предельного уровня.

Государственное регулирование тарифов на горячую воду осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее – Закон №416-ФЗ).

Пунктом 1 части 5 статьи 31 Закона №416-ФЗ предусмотрено что, регулированию подлежит, в частности, тариф на горячую воду (горячее водоснабжение) в сфере горячего водоснабжения.

При этом при приготовлении горячей воды с использованием нецентрализованных систем горячего водоснабжения, в том числе в многоквартирном доме, тариф на горячую воду (горячее водоснабжение) в соответствии с настоящим Федеральным законом не устанавливается, плата за потребленную горячую воду рассчитывается в порядке, определенном Правительством Российской Федерации (ч. 6 ст. 31 Закона №416-ФЗ).

Под централизованной системой горячего водоснабжения понимается комплекс технологически связанных между собой инженерных сооружений, предназначенных для горячего водоснабжения путем отбора горячей воды из тепловой сети (далее - открытая система теплоснабжения (горячего водоснабжения) или из сетей горячего водоснабжения либо путем нагрева воды без отбора горячей воды из тепловой сети с использованием центрального теплового пункта (закрытая система горячего водоснабжения).

Под нецентрализованными системами горячего водоснабжения понимаются сооружения и устройства, в том числе индивидуальные тепловые пункты, с использованием которых приготовление горячей воды осуществляется абонентом самостоятельно. Такими нецентрализованными системами горячего водоснабжения являются, например, крышные котельные, мини-котельные, отапливающие один или несколько многоквартирных домов.

В жилых многоквартирных домах по адресу , город Ижевск, улица Кирова, дом 104 и , город Ижевск, улица Кирова, дом 106 горячее приготовление горячей воды осуществляется самостоятельно с использованием индивидуального теплового пункта.

Поскольку в данном случае приготовление горячей воды осуществляется с использованием нецентрализованных систем горячего водоснабжения, то в силу ч. 6 ст. 31 Закона №416-ФЗ ТСЖ «Наш городок» не обязано было утверждать тариф в соответствии с указанным Законом.

Согласно Основам ценообразования в сфере деятельности организаций коммунального комплекса, утвержденным постановлением № 520 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 05.11.2012 № 1149) (далее – Основы ценообразования), тарифы на горячую воду устанавливаются для организаций коммунального комплекса, обеспечивающих горячее водоснабжение с использованием закрытой системы горячего водоснабжения или открытой системы горячего водоснабжения (теплоснабжения).

В соответствии с п. 48 Основ ценообразования тариф на горячую воду в закрытой системе горячего водоснабжения состоит из компонента на холодную воду и компонента на тепловую энергию.

Как следует из материалов дела, Агееву В.М. и Арзамасцеву Н.Е. ТСЖ «Наш городок» производило начисления за горячую воду в следующем порядке: за ГВС (нагрев) по тарифам на тепловую энергию, утвержденным для ТСЖ «Наш городок».

Таким образом, действия ТСЖ «Наш городок» соответствовали требованиям Основ ценообразования, нарушения закона ТСЖ «Наш городок» не допустило.

Вместе с тем ч. 6 ст. 31 Закона № 416-ФЗ является нормой прямого действия. Поскольку названная норма Закона исключает необходимость государственного регулирования тарифа на горячую воду в случае приготовления горячей воды с использованием нецентрализованных систем горячего водоснабжения, то отсутствие у общества утвержденного тарифа на горячую воду в рассматриваемом случае не может квалифицироваться как нарушения порядка ценообразования.

К аналогичным выводам пришел Семнадцатый арбитражный апелляционный суд по делу № А60-34218/2014.

Кроме того, довод третьего лица о том, что его помещения являются пристроенными, а не встроенно-пристроенными, не имеет правового значения по делу.

Согласно пункта 2 Постановления Правительства РФ от 06.05.2011 N 354 "О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов" "нежилое помещение в многоквартирном доме" - помещение в многоквартирном доме, указанное в проектной или технической документации на многоквартирный дом либо в электронном паспорте многоквартирного дома, которое не является жилым помещением и не включено в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме независимо от наличия отдельного входа или подключения (технологического присоединения) к внешним сетям инженерно-технического обеспечения, в том числе встроенные и пристроенные помещения.

Согласно данному пункту "коммунальные услуги" - осуществление деятельности исполнителя по подаче потребителям любого коммунального ресурса в отдельности или 2 и более из них в любом сочетании с целью обеспечения благоприятных и безопасных условий использования жилых, нежилых помещений, общего имущества в многоквартирном доме в случаях, установленных настоящими Правилами, а также земельных участков и расположенных на них жилых домов (домовладений). К коммунальной услуге относится услуга по обращению с твердыми коммунальными отходами.

Следовательно даже если предположить, что нежилые помещения Агеева В.М. и Арзамасцева Н.Е. являются самостоятельным пристроем, с учетом того, что они указаны в проектной документации на многоквартирный дом, они являются нежилыми помещениями в многоквартирном доме. Следовательно деятельность ТСЖ «Наш городок» по подаче в них горячей воды является коммунальной услугой и не требует дополнительного утверждения тарифа.

Согласно пункту 4 Правил коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов горячее водоснабжение, то есть снабжение горячей водой, подаваемой по централизованным сетям горячего водоснабжения и внутридомовым инженерным системам в жилой дом (домовладение), в жилые и нежилые помещения в многоквартирном доме, а также в случаях, установленных настоящими Правилами, - в помещения, входящие в состав общего имущества в многоквартирном доме. При отсутствии централизованного горячего водоснабжения снабжение горячей водой потребителей в многоквартирном доме осуществляется исполнителем путем производства и предоставления коммунальной услуги по горячему водоснабжению с использованием внутридомовых инженерных систем, включающих оборудование, входящее в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (при наличии такого оборудования).

В силу пункта 54 Постановления Правительства РФ от 06.05.2011 N 354 "О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов" в случае самостоятельного производства исполнителем коммунальной услуги по отоплению и (или) горячему водоснабжению (при отсутствии централизованных теплоснабжения и (или) горячего водоснабжения) с использованием оборудования, входящего в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, расчет размера платы для потребителей за такую коммунальную услугу осуществляется исполнителем исходя из объема коммунального ресурса (или ресурсов), использованного в течение расчетного периода при производстве коммунальной услуги по отоплению и (или) горячему водоснабжению (далее - использованный при производстве коммунальный ресурс), и тарифа (цены) на использованный при производстве коммунальный ресурс.

Следовательно в данном случае размер платы за горячее водоснабжение должен определяться не в соответствии с утвержденными тарифами, в соответствии с пунктом 54 Постановления Правительства РФ от 06.05.2011 N 354.

Несмотря на то, что ТСЖ «Наш городок» оспаривает факт совершения правонарушения, считаем его малозначительным.

Согласно ст. 2.9. КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Пунктом 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", установлено, что малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Статьей 2.9, пунктом 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено право суда освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием при малозначительности совершенного административного правонарушения.

В соответствии с пунктом 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

В пункте 18.1 вышеуказанного Постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что при квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного судам надлежит учитывать, что статья 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений (в том числе, формальным), предусмотренным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий.

Определением от 05.11.2003 N 349-О Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что введение ответственности за административное правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния. Следовательно, суды общей и арбитражной юрисдикции вправе избирать в отношении правонарушителя меру наказания с учетом характера правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств деяния.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.05.1998 указано, что санкции не должны превращаться в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства. Такое ограничение не соответствует принципу соразмерности при возложении ответственности, вытекающему из статьи 55 Конституции Российской Федерации, ведет к умалению прав и свобод, что недопустимо в силу части 2 указанной статьи.

В соответствии с пунктом 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 установив при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности малозначительность правонарушения, суд, руководствуясь частью 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, принимает решение об отказе в удовлетворении требований административного органа, освобождая от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения, и ограничивается устным замечанием, о чем указывается в резолютивной части решения.

Кроме того, выявленными нарушениями не причинен вред общественным отношениям, негативные последствия правонарушения отсутствуют.

Заявитель жалобы считает, что привлечение его к ответственности не будет оправдывать установленной законом цели. Применение статьи 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях соответствует не только интересам лица, привлекаемого к административной ответственности, но и интересам государства, поскольку нерационально принимать административные меры, необходимость в которых отсутствует. Охраняемым правоотношениям обеспечивается адекватная защита, в том числе, факт возбуждения административного дела.

На основании изложенного просим:

  1. Признать незаконным и отменить постановление о назначении наказания по делу об административном правонарушении №07-01/37, вынесенное 01 ноября 2016 года первым заместителем министра энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и государственного регулирования тарифов Удмуртской Республики Бобырем Алексеем Александровичем, которым ТСЖ «Наш городок» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.
  2. Прекратить производство по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием в действиях ТСЖ «Наш городок» состава административного правонарушения.

______________________________ Р.Р. Ахмитшин