8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

По договору социального найма несовершеннолетний ребенок признан утратившим право пользования жилым помещением


Нам удалось опровергнуть распространенное мнение о том, что несовершеннолетние дети не при каких случаях не могут быть признаны утратившими право пользования и сняты с регистрационного учета из жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма.

К нам обратился гражданин Д., который никак не мог приватизировать свою квартиру из-за того, что не мог найти зарегистрированную по данному адресу несовершеннолетнюю дочь своего брата.

До посещения нашего офиса Д. оббегал немало адвокатских контор города Ижевска, которые все как один дали однозначный ответ на его вопрос: гражданина можно «выписать» из квартиры только после достижения им совершеннолетнего возраста. Однако ждать совершеннолетия племянницы гражданин Д. не мог, так как в ближайшее время заканчивался срок безвозмездной приватизации жилых помещений.

Ситуация усложнялась тем, что по подобным делам в обязательном порядке участвует прокурор, который, когда дело касается жилищных прав несовершеннолетних, практически всегда дает заключение о необходимости отказа в удовлетворении подобного рода требований.

Тщательно изучив документы, представленные нашим клиентом, определив основания и момент возникновения права пользования несовершеннолетнего гражданина, мы увидели перспективы в разрешении спорной ситуации в пользу Д. Мне лично (прим. — адвокату Ахмитшину Р.Р.) не давала покоя лишь морально-этическая сторона вопроса, так как лишение жилища малолетнего ребенка противоречило как моим личным убеждениям, так и общепринятым устоям современного общества. Однако гражданин Д. заверил нас, что несовершеннолетняя Э. не нуждается в данном жилом помещении, так как ее мать является состоятельной женщиной и вполне обеспечивает все потребности своей дочери.

Наши доводы в суде первой инстанции сводились к нижеследующему.

Согласно п.2 ст. 20 ГК РФ, введенным в действие с 01.01.1995г., местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей, опекунов.

В Семейном кодексе РФ урегулирован вопрос о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (ст.ст.41, 43, 55, 65). В Гражданском кодексе РФ дано понятие места жительства и урегулирован вопрос о месте жительства детей, не достигших возраста 14 лет, независимо от того, совместно или раздельно проживают родители ребенка (ст.20). О месте жительства детей в возрасте от 14 до 18 лет в ГК ничего не сказано.

В возрасте от 14 до 18 лет ребенок имеет возможность уже лично, но с согласия родителей, определять место жительства в пределах Российской Федерации (возможность избирать место жительства, обустроиться по месту жесту жительства, встать на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий (если имеются для этого основания), изменить место жительства, требовать от других лиц не нарушать это право, обратиться за защитой к правомочному органу государства в случае нарушения этого права и т.д.).

Исходя из буквального толкования закона следует понимать, что с достижения ребенком 14-летнего возраста в отношении него начинает действовать п. 1. ст. 20 — и местом его жительства признается место постоянного или преимущественного проживания.

На сегодняшний день единственный родитель ответчицы не имеет права пользования спорной квартирой. Право пользования ее отца прекращено в связи со смертью.

Согласно пункту 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 14 от 2 июля 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» при временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения (статья 71 ЖК РФ). Если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

В итоге решением Завьяловского районного суда исковые требования Д. были удовлетворены в полном объеме.

Ринат Ахмитшин