8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

Дело об оспаривании договора дарения части жилого дома ввиду отсутствия нотариального согласия одного из супругов, не способности понимать значение своих действий и руководить ими


Двоякое заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы не помогло Истцам вернуть часть жилого дома, подаренную ранее своему сыну.

К адвокату Ахмитшину Р.Р. обратился гражданин Л., родители которого, находящиеся под дурным воздействием своих дочерей (родных сестер Л.), путем оспаривания договора дарения пытались вернуть часть жилого дома, подаренную ими ранее

Дело, которое в суде первой инстанции рассматривалось более года, закончилось отказом в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

После допроса многочисленных свидетелей, судом была назначена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

Заключение указанной экспертизы носило двоякий характер. Эксперты указывали, что если верить свидетелям со стороны Истцов, то они на момент заключения оспариваемого договора дарения не могли понимать значение своих действий и руководить ими. Если верить свидетелям со стороны Ответчика — то Истцы были и являются вполне адекватными людьми.

После ознакомления с заключением экспертизы, нами было принято решение о выборе позиции по делу, согласно которому имевшееся в материалах дела заключение экспертизы является вероятностным и не опровергает установленную в ст. 21 ГК РФ презумпцию дееспособности гражданина.

В подтверждение своих доводов нами была приведена в том числе судебная практика.

Требования о признании договора дарения недействительным и применении последствий его недействительности не подлежат удовлетворению в силу нижеследующего.

Гражданская дееспособность определяется в законе как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК).

Данная норма устанавливает презумпцию дееспособности физического лица (гражданина), достигшего установленного законом возраста.

Таким образом, пока не доказано обратное, гражданин считается способным понимать значение своих действий и руководить ими. Представляется, что для опровержения данной презумпции необходимые безусловные и однозначные доказательства. Определением суда бремя доказывания того обстоятельства, что на момент заключения договора дарения Лещевы В.Н. и К.Д. не могли понимать значение своих действий и руководить ими возложена на сторону Истца.

Между тем, собранными по делу доказательствами данный факт не нашел своего подтверждения.

Требование о признании недействительным согласия супруги от 01.06.2011 означает оспаривание сделки, совершенной одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов по мотивам отсутствия согласия другого супруга. Данные правоотношения регулируются Семейным кодексом РФ, нормы которого в качестве основания иска не заявлены. Согласно ч. 2 ст. 35 СК РФ Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Доказательств того, что ответчик знал или должен был знать о том, что оспариваемое согласие выдано в состоянии, не способном понимать значение своих действий и руководить ими, не представлено.

Апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения, апелляционную жалобу адвокатов Истцов — без удовлетворения. Гражданин Л. с нашей помощью смог сохранить свое право собственности на жилой дом.

Ринат Ахмитшин