8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

Отмена обвинительного приговора по обвинению в присвоении с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК РФ)


Верховный суд Удмуртской Республики удовлетворил апелляционную жалобу адвоката Ахмитшина Р.Р. и отменил обвинительный приговор суда.

К адвокату Ахмитшину Р.Р. обратилась гражданка В., которая обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, а именно - в присвоении денежных средств с использованием служебного положения. На данной стадии предварительное следствие по уголовному делу было уже завершено, дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением направлено в районный суд.

Несмотря на многочисленные неточности, обнаруженные нами в обвинительном заключении и в процессуальных документах, содержащихся в уголовном деле, суд не оценил наши доводы и отказался возвращать уголовное дело для устранения выявленных недостатков.

Кроме того, судом первой инстанции была отклонена часть наших ходатайств об истребовании доказательств, которые на наш взгляд могли опровергнуть вину гражданки В.

В результате приговором Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от 13.09.2015 наша клиентка была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, и приговорена к наказанию в виде лишения свободы сроком 1 год 10 месяцев условно.

Не согласившись с данным приговором суда нами была подана апелляционная жалоба, в которой мы ссылались на следующие обстоятельства.

Судом в своем приговоре не указаны доказательства, бесспорно и очевидно свидетельствующих о том, что денежные средства из кассы ООО "___________" были присвоены именно гражданкой В.

Для подтверждения данного обстоятельства, стороне обвинения необходимо было доказать, что гражданкой В. совершено хищение чужого имущества, вверенного ей, путем использования своего служебного положения.

Однако материалы дела не содержать ни одного доказательства, подтверждающего факт хищения спорных денежных средств именно В.

В судебном заседании В. отрицала хищение денежных средств, принадлежащих ООО "_____________". При этом она показала, что денежные средства не похищала, в свою пользу не обращала и данные деньги не присваивала, никаких материальных и финансовых средств из кассы ООО "_____________" не было похищено, своими действиями она ООО "_____________"ущерба не причинила.

В соответствии с уголовным законодательством присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника. Имущество считается вверенным, если собственник или пользователь наделяет лицо, которому имущество передается, определенными юридическими правомочиями: пользоваться этим имуществом в определенных пределах, извлекая его полезные свойства; хранить; реализовать услугу по доставке и, как правило, вверение имущества предполагает надлежащее оформление этих правомочий, как например заключение договора пользования, хранения и иное.

В данном конкретном случае стороной обвинения не представлено суду бесспорных доказательств того, что ООО «_____________» вверяло какое-либо имущество (денежные средства) подсудимой В., как и доказательств того, что В. в период с 22.07.2013 по 02.09.2014 обратила в свою пользу вверенное имущество (денежные средства) ООО «_____________». Также суду стороной обвинения не представлено достоверных доказательств того, что именно В. был составлен расходный кассовый ордер ООО «_____________» №209 от 08.08.2014. Проведенная по делу почерковедческая экспертиза не смогла определить лицо, выполнившее подпись в расходном кассовом ордере от 08.08.2014. Несмотря на то, что в силу презумпции невиновности бремя доказывания соответствующего обязательства лежит на стороне обвинения, органами предварительного следствия не назначена и не проведена почерковедческая экспертиза на предмет определения принадлежности подписи в расходном кассовом ордере от 08.08.2014 В. или иным должностным лицам ООО «_____________».

Как показали свидетели обвинения О.А., представитель потерпевшего Е.А., в момент передачи бухгалтерских документов от В. при ее увольнении данные документы за 2014 год прошиты не были. Таким образом, в настоящее время не исключается возможность внесения недостоверных сведений в бухгалтерскую отчетность (расходно-кассового ордера от 08.08.2014, авансового отчета от 02.09.2014) после увольнения В. с занимаемой должности иными не установленными лицами.

Не состоятелен и довод обвинения о том, что на В. в силу ее должностных обязанностей была возложена функция по составлению бухгалтерских документов. В силу п. 2.1. должностной инструкции на В. возлагалась лишь обязанность по руководству за ведением бухгалтерского учета и составлением отчетности на предприятии. В силу п. 2.7. должностной инструкции В. должна была обеспечить контроль за своевременным и правильным оформлением бухгалтерской документации. Также в силу п. 3.4. должностной инструкции на В. была возложена обязанность по контролю над оформлением первичных бухгалтерских документов.

Таким образом, в области ведения бухгалтерского и налогового учета на В. возлагались организационные и контрольные функции, не совместимые с функциями простых исполнителей, поскольку одно и то же лицо не может и исполнять определенные обязанности, и контролировать их исполнение самой собой. В., в силу занимаемого ею положения и разрешаемого круга вопросов, являлась должностным лицом, выполняющим лишь организационно-распорядительные функции, при этом она не несла материальную ответственность за вверенные ей денежные средства. Трудовой договор о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности с ней не заключался, материально ответственным лицом она не являлась.

Более того, в силу п. 1.6. ранее действовавшего Положения Центробанка (ЦБ) РФ от 12 октября 2011 года №373-П "О порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации" кассовые операции ведутся у юридического лица, индивидуального предпринимателя кассовым или иным работником, определенным указанными лицами из числа своих работников (далее — кассир), с установлением ему соответствующих должностных прав и обязанностей, с которыми кассир должен ознакомиться под роспись. Однако должность кассира В. никогда не занимала.

Согласно п.2.1 Положения кассовые документы оформляются: главным бухгалтером; бухгалтером или другим работником (том числе кассиром), определенным руководителем по согласованию с главным бухгалтером (при наличии) путем издания распорядительного документа; руководителем (при отсутствии главного бухгалтера). Такой распорядительный документ, возлагающий на В. обязанность по оформлению кассовых документов, в ООО «_____________» не принимался.

С учетом того, что в течение периода с 22.07.2013 по 02.09.2014 в ООО "_____________" документы по кассе не должным образом не составлялись, кассовая дисциплина не соблюдалась, имеющиеся в материалах гражданского дела авансовые отчеты оформлены с нарушениями. Соответственно, не представляется возможным экспертным путем установить, кому из работников выдавались в подотчет наличные денежные средства и на какие цели по расходному кассовому ордеру от 08.08.2014.

Вместе с тем, в соответствии с требованиями ст. ст. 8 и 160 УК РФ с учетом также руководящих разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (пункты 19 и 20 ) при квалификации деяния, в том числе по статье 160 УК Российской Федерации, обязательно установление как объекта и субъекта, так и объективных и субъективных признаков состава преступления, имея в виду, что статья 160 УК Российской Федерации предусматривает ответственность лишь за такое деяние, причиняющее ущерб собственнику или иному владельцу, которое совершается с корыстной целью и прямым умыслом, направленным на завладение (присвоение) или отчуждение (растрату) имущества в свою пользу против воли собственника.

При этом противоправное безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться как присвоение или растрата при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества (пункт 18 названного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Таким образом, необходимым признаком данного состава преступления является наличие специального субъекта, то есть лица, наделенного, наряду с общими признаками (физическое, вменяемое, достигшее возраста 16 лет лицо), также дополнительными свойствами, в соответствии с которыми похищенное чужое имущество было вверено собственником или иным уполномоченным субъектом для осуществления вытекающих из должностного или иного служебного положения, договора или специального поручения полномочий по распоряжению, управлению, доставке или хранению такого имущества (п. п. 18, 22 п. 22 названного Постановления Пленума ВС РФ).

Как следует из материалов дела, ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого В., ни в обвинительном заключении по настоящему делу не приведены необходимые к установлению судом обстоятельства, свидетельствующие о том, что В. является субъектом данного состава преступления. Также не изложены выводы, подтверждающие их доказательства о том, какими конкретными признаками специального субъекта данного состава преступления, связанного с хищением указанных денежных средств, обладает В., и какими именно нормативными и специальными актами либо договорами, какое именно имущество, в том числе и денежные средства, в каком конкретном размере и на каком основании были вверены и находились в правомерном владении и пользовании В.

В связи с изложенным квалифицирующий признак вменяемого преступления - хищение путем использования своего служебного положения - не подтвержден письменными доказательствами дела, в том числе кадровыми документами.

Период совершения преступления, вменяемого в вину моему доверителю, содержит промежуток времени с 22.07.2013 по 02.09.2014. В данный временной промежуток, составляющий более одного года, доступ к кассе имела не только В., но иные лица, в том числе директор ООО "_____________", кассир, а также иные лица. Неопределенность конкретной даты хищения не позволяет сделать вывод о том, что хищение совершено именно в период времени, когда В. имела доступ к кассе. В определенные дни В. находилась в ежегодном оплачиваемом отпуске, не работала в период временной нетрудоспособности. В эти дни трудовые обязанности В. исполняли иные лица, что создает неустранимые сомнения в виновности именно В.

В соответствии с требованиями ч.1 ст.6, ч.1 ст.8 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Пункт 2 статьи 49 Конституции Российской Федерации, части 2, 3, 4 статьи 14 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации освобождают подсудимого от обязанности доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, Законом возложено на сторону обвинения. В случае если сторона обвинения в состязательном процессе не смогла или не приняла мер к устранению сомнений в виновности обвиняемого, а все возможности к тому были предоставлены судом, все сомнения и не опровергнутые доводы толкуются только в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В силу требований ч.3 ст.15, ст.243 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации суд не наделен функциями защиты или обвинения, а призван обеспечить выполнение вышеуказанных норм Закона.

Согласно закону, хищение может быть совершено только с прямым умыслом, то есть лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

Доказательств наличия в действиях В. прямого умысла на хищение, стороной обвинения, суду не представлено и доводы В. в этой части не опровергнуты.

Таким образом, в действиях В. отсутствует состав преступления, вменяемый ей органами предварительного расследования, а именно, хищение чужого имущества, вверенного виновному, путем присвоения, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, предусмотренный ч.3 ст.160 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Кроме того обращаем внимание суда апелляционной инстанции на то, что бухгалтерская экспертиза по делу проведена с использованием нормативных документов, не действовавших в спорных юридически значимый период. Так, экспертом не применено Положение Центробанка (ЦБ) РФ от 12 октября 2011 года №373-П "О порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации", которое действовало в 2014 году.

К счастью для нас и нашей клиентки, суд апелляционной инстанции с должным вниманием отнесся к нашим доводам.

Апелляционным постановлением Верховного суда Удмуртской Республики от 04.02.2016 обвинительный приговор в отношении нашей клиентки был отменен.

С уважением, Ринат Ахмитшин