8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

Президиумом Верховного суда Удмуртской Республики удовлетворена кассационная жалоба адвоката Ахмитшина Р. Р. в сфере долевого участия в строительстве


Только в Президиуме Верховного суда Удмуртской Республике удалось поставить точку в споре о защите прав участников долевого строительства. Надеемся, теперь данное дело будет ориентиром для всех правоприменителей Удмуртской Республики и будет способствовать усилению правовой защиты дольщиков.

Адвокат Ахмитшин Р. Р. осуществлял защите интересов супругов А. и Е., которые обратились в Ленинский районный суд города Ижевска суд с иском к ответчику ЗАО «Желдорипотека» с требованиями о взыскании неустойки за просрочку передачи квартиры, являвшейся объектом долевого участия в строительстве.

Исковые требования мотивированы тем, между истцами и ЗАО «Желдорипотека» был заключен договор участия в долевом строительстве жилого дома, по условиям которого ответчик обязался осуществить строительство многоквартирного дома и не позднее двух месяцев со дня получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию передать истцам квартиру по акту, а истцы, в свою очередь, обязались уплатить застройщику обусловленную договором цену. Истцы обязательство по оплате выполнили в полном объеме. Предусмотренный договором срок передачи квартиры ответчиком истек, и после этого договор участия в долевом строительстве расторгнут по соглашению сторон. До расторжения договора ответчиком была допущена просрочка передачи квартиры, в связи с чем с ответчика, по мнению истцов, подлежит взысканию неустойка на основании ч.2 ст.6 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости».

Решением Ленинского районного суда г. Ижевска от 20 февраля 2013 года исковые требования о взыскании неустойки, компенсации морального вреда удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 11 июня 2013 года решение Ленинского районного суда г. Ижевска от 20 февраля 2013 года отменено. По делу принято новое решение, которым исковые требования А. и Е. к ЗАО «Желдорипотека» о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, оставлены без удовлетворения. Суды апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что поскольку стороны по соглашению расторгли договор долевого участия от 17.07.2009 года, то следует прийти к выводу о том, что правоотношения и обязательства сторон в рамках указанного договора прекратились, в том числе и обязательства по передаче в собственность дольщику объекта долевого строительства, все иные права и обязанности сторон. Поскольку застройщик на момент предъявления иска не несет обязательств по передаче дольщику объекта долевого строительства, указанного в расторгнутом договоре, а истцы не являются участниками правоотношений в рамках расторгнутого договора, то отсутствуют и правовые основания для привлечения застройщика к гражданско-правовой ответственности за нарушение ранее существовавших, но прекратившихся обязательств, в том числе в виде неустойки, компенсации морального вреда.

Не согласившись с указанным выводом Апелляционной коллегии Верховного суда Удмуртской Республики нами была подана кассационная жалоба. Удовлетворяя кассационную жалобу и отменяя апелляционное определение Президиум Верховного суда согласился с нашими доводами и указал следующее.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя в силу нижеследующего.

Согласно статье 408 ГК РФ надлежащее исполнение прекращает обязательство. В соответствии с п. 2 и п. 3 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

Если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора. Тем самым, заключение сторонами соглашения о расторжении договора участия в долевом строительстве не лишает истцов права требовать предусмотренную договором неустойку за неисполнение ответчиком обязанности по передаче объекта строительства, начисленную за период до прекращения договора.

Кроме того, в соглашении о расторжении договора не указано, что прекращению подлежат и обязательства, возникшие в период действия договора. Обстоятельств, исключающих взимание неустойки, стороны в соглашении о расторжении договора не предусмотрели. Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о правомерности заявленного истцами требования о взыскании неустойки, поскольку обязательство, неисполненное ответчиком в установленный срок, предусматривает начисление неустойки, как меры ответственности за неисполнение обязательства по передаче дольщику объекта долевого строительства в срок. Поскольку судом установлен факт нарушения прав А. и Е. как потребителей, суд правомерно взыскал в их пользу компенсацию морального вреда, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.