8(909)064-92-92
Адвокат (рег. № в реестре адвокатов Удмуртской Республики 18/987),
Преподаватель Удмуртского государственного университета
«Истина нуждается в защите»

Несмотря на заключение экспертизы не в нашу пользу нами выиграно дело об оспаривании договора дарения


Судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза посчитала, что Истица на момент заключения договора дарения квартиры с наибольшей степенью вероятности не могла понимать значение своих действий и руководить ими, однако суд отказал в удовлетворении исковых требований Истца в полном объеме.

К адвокату Ахмитшину Р.Р. обратился гражданин Б., бабушка которого, ранее подарившая ему двухкомнатную квартиру в центре города Ижевска, подала иск о признании договора дарения недействительной сделкой и требовала вернуть спорную квартиру обратно в ее собственность.

Судом по ходатайству стороны истца была назначена экспертиза в БУЗ и СПЭ РКПБ МЗ УР, перед экспертами были поставлены следующие вопросы:

  1. Исходя из индивидуально-личностных особенностей (в том числе образования, состояния здоровья) и психического состояния Истицы, способна ли она была на момент подписания договора дарения квартиры понимать значение своих действий и руководить ими?
  2. Могла ли Истица в период после подписания договора дарения и до подачи искового заявления в суд понимать значение своих действий и руководить ими.

В своем заключении экспертами даны следующие ответы на поставленные вопросы: Возникновение в 2012 году бредовых идей, диагностирование сенильной деменции при стационарном лечении подтверждает ретроспективно наличие текущего прогрессирующего органического процесса у испытуемой. Таким образом, в период времени после подписания договора дарения и до подачи искового заявления в суд испытуемая с наибольшей степенью вероятности не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Ознакомившись с заключением эксперта, сторона Истца заранее решила, что дело ими выиграно, и предложила вариант мирового соглашения, по условиям которого наш клиент должен был заплатить 1 000 000 (Один миллион) рублей отступных.

Разумеется, данное предложение нас не устроило, и после консультаций с клиентом мы решили отказаться от заключения мирового соглашения на столь кабальных условиях.


Изучив судебную практику и теоретические труды ведущих процессуалистов о доказательственной силе подобных заключений экспертиз, мы решили построить дальнейшую позицию по делу на опровержении доказательственной силы вероятностного заключения судебной экспертизы.

В результате суд полностью поддержал наши доводы и отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

При этом суд отметил следующее.

В ходе рассмотрения дела были опрошены многочисленные свидетели, с кем непосредственно общалась истец, и наблюдавшие ее поведение, состояние здоровья, знавшие ее индивидуальные особенности личности, образ жизни и круг общения в юридически значимый для рассмотрения данного дела период. При этом показания, которые могли бы говорить о том, что в момент совершения сделки истец не могла осознавать последствия своих действий и руководить ими никем из свидетелей даны не были.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 «О судебном решении» и п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции», заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания, и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ). При исследовании заключения эксперта суду следует проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов.

Таким образом, экспертные заключения оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого, отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами. Поскольку представленное экспертное заключение носит вероятностный характер, оно не может быть принято судом во внимание как доказательство, бесспорно подтверждающее факт нахождения истца при заключении договора дарения в таком состоянии, когда она не понимала значение своих действий или не могла руководить ими.

Такое не категоричное, а условное вероятностное заключение эксперта, не может быть положено в основу судебного акта в качестве доказательства нахождения истца при заключении договора дарения в таком состоянии, когда она не понимала значение своих действий или не могла руководить ими, в отсутствие совокупности доказательств, подтверждающих данный факт.

Таким образом, доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности, стороной истца в подтверждение факта того, что истец в момент заключения договора дарения не понимала значение своих действий и не мог руководить ими, представлено не было в связи с чем, исковые требования не подлежат удовлетворению.


Определением апелляционной коллегии Верховного суда Удмуртской Республики решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба адвоката Истицы — без удовлетворения. Наш клиент сохранил свое право собственности на квартиру, а мы добились подтверждения судебной практикой нашей оценки доказательственной силы вероятностного заключения экспертизы. В дальнейшем указанная практика была успешно использована нами для обоснования своей позиции по иным аналогичным спорам.

Ринат Ахмитшин